О концепции государственной политики по увековечиванию памяти жертв политических репрессий.

Автор: | 23/08/2015

Правительством утверждена Концепция государственной политики по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. Почти четверть века после падения коммунистического режима понадобилось нашей стране, чтобы появился документ, хотя бы формально признающий преступность репрессивной политики. Важным представляется заявление о том, что «недопустимыми являются продолжающиеся попытки оправдать репрессии особенностями времени или вообще отрицать их как факт нашей истории».
Замечательно то, что хронология репрессий касается в основном послереволюционного и сталинского времени, а именно «гонения на представителей религиозных конфессий; послереволюционная эмиграция наиболее образованной части населения, многолетняя дискриминация тех представителей дореволюционной элиты, кто предпочел остаться в России; коллективизация, повлекшая за собой многочисленные жертвы среди высланных и раскулаченных, а также разрушение индивидуального крестьянского хозяйства, которое было основой экономики страны на протяжении веков; связанный с насильственной коллективизацией голод, унесший жизни миллионов людей; массовые репрессии, в ходе которых миллионы людей были лишены жизни, стали узниками ГУЛАГа, были лишены имущества и подвергнуты депортации». Лишь события в Новочеркасске составляют исключение.
Для историка новейшей истории России будет интересно увидеть в документе историографию вопроса «Роль государства в реабилитации жертв политических репрессий» с 1953 г. по настоящее время.

Почему же документ, столь важный для нашего сегодняшнего восприятия истории, вызывает не только интерес, но и горечь? Почему представители правозащитных организаций ставят под сомнение искренность его авторов?
Соглашусь с руководителем «Мемориала», что сегодняшний тренд правительственной политики лежит в ином направлении. Кроме этого вижу некоторые противоречия в документе.

Во-первых, осуждению подвергаются лишь политические репрессии прошлого(да и то не все), но не само явление, которое ну никак не может иметь место во взаимоотношениях гражданского общества и государства.

Во-вторых, правительство как бы боится разорвать связь с предшественниками по реабилитации жертв политических репрессий, тем самым создавая впечатление половинчатости, незавершённости этого процесса. А что бы тут не дать оценку реабилитационного процесса, вот была бы помощь и историкам и юристам!

В-третьих, что означает тезис о преемственности исторического развития Российской Федерации? Этот тезис в совокупностью с «необходимостью объективного анализа как достижений советского
периода, так и его трагических страниц, в том числе массовых политических репрессий» может означать всё что угодно. Характерно заявление одной респондентки на риторический вопрос журналиста «Как можно положительно оценивать Сталина, ведь по его вине погибло множество людей?» — «Людей погибло много, но ведь он много и хорошего сделал!» И ведь так думают не только обыватели!

Концепция – лишь заявление о намерениях. Ещё одно заявление. Сколько их было в президентство Медведева?