Педагогическая сага. Заметки на полях книги Дж.Майера «Храброе сердце Ирены Сендлер».

Автор: | 17/08/2015
фото Сендлер

Ирена Сендлер

Подбадриваемые своим педагогом, девушки побывали в Историческом обществе штата Канзас, в Канзасском Центре исторического наследия, Эйзенхауэровском Центре, Региональном Центре изучения истории Холокоста, перерыли десятки книг, статей, они говорили по телефону с ветеранами Второй мировой войны, выжившими жертвами Холокоста, вступили с ними в переписку, смотрели документальные фильмы и писали письма людям, имена которых упоминались в публикациях об Ирене Сендлер, после того, как в школе был установлен высокоскоростной Интернет, они нашли несколько веб-сайтов выживших в гетто евреев. Пытаясь установить послевоенную судьбу праведницы, дети просмотрели все польские кладбищенские списки, написали несколько писем её сыну Адаму. Узнать о нём было особенно волнительным, после того, как из Еврейского Фонда Праведников пришло короткое сообщение «Сын Ирены Сендлер Адам Згржембский проживает в Варшаве. Мы уверены, что узнав о вашем проекте, он будет рад ответить на ваши вопросы. Вот его адрес…»
В именно таком подходе к организации исследовательской деятельности школьников кроется, по-моему, основной залог успеха : максимум самостоятельности школьников, практическая заинтересованность их в результатах исследования, выход на окружающий социум. Еврейские организации на местах имеются практически в каждом районном городе, мне неизвестны случаи, когда они не идут на контакты в деле изучения истории.
Другое дело, что мы (учителя истории) не всегда готовы переступить через психологический порог бытующих стереотипов, проявить личный интерес к такой деятельности. Что говорить , слишком долго в нас воспитывали желание действовать исключительно по указке. Вот и сейчас, после встреч с коллегами, можно услышать образчики махровой обывательщины : «есть жиды, а есть евреи…», «у Израиля денег много, вот они и тратят их на изучение своей истории» (вот бы нашей стране такой недостаток!), «вот когда я созрею до понимания важности этой темы, тогда и займусь ею…». И невдомёк изрекающим подобные сентенции, что история Холокоста изучается в большинстве стран Европы и Америки как страшное предупреждение о возможности «достижения глубины человеческого падения»(выражение Дмитрия Прокундина) человеческими существами, попавшими в цепкие лапы умело организованной пропаганды. Ну, как тут не вспомнить Чаадаева с его «мы всё ещё открываем истины, ставшие избитыми в других странах». (Продолжение следует).